карта сайта
Турклуб «Вестра» > Творчество > Екатерина Гудзь

Екатерина Гудзь

Театральный этюд на злобу дня.
"Что в заплечном твоем рюкзаке?.."
Маленький гимн
"Товарищи страхующие..."
Песенка о дружеской страховке
19 марта
З.Ы.
Песенка-диалог.
"Там, где горы сливаются с небом..."
"А на Терскее месяц август..."
40 лет Киргизии



Театральный этюд на злобу дня )) по мотивам "Белого Солнца пустыни"

« Диалог оголодавших с ответственными за голод» ))

Завпит (задумчиво разглядывая грустные лица сотоварищей, поднимая с земли остатки бумажек):

Ваша обжираловка, дорогая группа
Выглядит намеренно и заранее глупо
Что же я вам сделала, чем я вам не так?
Набросали фантиков, съели весь ништяк…

(усаживается на рюкзак)

Группа (вызывающе, требовательно):

Ваше Сковородие, Госпожа Раскладка!!!
Мне без Ваших списочков жить совсем не сладко.
В шелковые сети авоськи все лови!
Не везет с обедом - повезет в любви...

Завпит (язвительно-назидательно):

Ваше благородие, господа туристы.
Водно - горно - пешие и просто пофигисты.
Сколько, троглодиты, можете вы жрать?
Как же вы достали – словом не сказать
(показывает язык, отворачивается)

Группа поднимается с насиженных мест и с понукнутой головой тихо тапает за руководителем.
(вопрошающе, безнадежно) :

Ваше Благородие, госпожа Победа!
Как бы нам дошкрябаться до светлого обеда?
Завтрак был давненько, ужин - без пяти...
Не везет с обедом - повезет в пути. (Хнык)

Завпит что-то ищет за камнями (тихо, напевно, задумчиво):

Ваше Благородие, госпожа чужбина...
Где-то тут закладочка, а вот где - забыла!
(к группе) : Перестаньте, черти, шарить в рюкзаках!
А не то я суслам отдам (ударение на о) весь кичвах ))

Группа (шипяще и угрожающе. Разворачивается и медленным маршем стенкой надвигается на завпита):

Ваши Благородия, господа завпиты,
Будете Вы нами (группою) беспощадно биты,
Если не накормите вкусною едою.
Типа: мясом, творогом и прочей колбасою.

Завпит отступая ( гордо и благородно):

Я прекрасно слышу вас, дорогая группа.
Не дождетесь от меня голодного вы трупа
Пряников с печеньем хватит всем сполна
Есть еще в запасниках – мясо и халва!

(Пытается выдавить из себя подобие улыбки) Достает из клапана неопознанный кулек. Бубнит себе под нос:

Ох и сложно нынче нам, будучи завхозом
Избежать возможного кидания навозом.
Группу разъяренную вкусно накормить,
Что бы передумала морду мне набить.

Раскладывает по тарелком нечто, напоминающее еду.

Группа, сглатывая слюну, с замиранем сердца глядя в свои миски:

Ваши – наши – ихние, господа завхозы,
От раскладки едовой – наши все нервозы.
На сегодня, так и быть – накладай – съедим!
На первой прощаем, дальше – поглядим!

***

Что в заплечном Твоем рюкзаке? - дорожная пыль…
Облака, золотые колосья, да запах полыни…
То ли быль, то ли сказка заснеженных синих вершин,
Да пропахшая дымом костра куртка цвета рябины...

И, в глазах Твоих вечность целует небесный простор,
Окрыляя крупицы времен в своей маленькой тайне.
Расскажи, что же снится Тебе над туманами гор
От заката в Москве до рассвета на далеком Тянь Шане...

Маленький гимн…

Парокрылые, Поездатые
Собираются на Тянь-Шань…
Под горой вещей чуть горбатые
Симпатичные Инь да Янь…
По сто грамм конфет за запазухой,
Двадцать три кило на плечах.
И на случай на всякий, на казусный
С ними радостный бог Анунах.

На Рожайке реке мокнут попами,
На карьерах веревки плетут.
Что бы летом Тянь шаньсками тропами
Отыскать свой горный приют.
Пусть кивают прохожие головой,
Крутят пальцами у виска,
Просто им не понять, до чего порой
В джунглях каменных гложет тоска.

Ветер странствий и солнце дорожное
Чудаки носят в сердце своем.
И палатка с дугой перекошенной
Заменяет им отческий дом.
Верят, время придет будут свалены
Рюкзаки и Кичвах под скалой
И слова, что в Москве недосказаны
Отзовутся гитарной струной

Бродят люди за счастьем по свету
С модным басковским рюкзаком.
Пожелай же хорошей погоды им,-
С кем знаком, и с кем не знаком.
Тянут в горы мешки, упираются,-
Свято веруют в чудеса.
(Так) Пусть в раскладке у них не кончается
Гало-галловская колбаса!


ЗЫ. Парокрылые - это кто самолетом, поездатые - поездом...

***

На кросс-походе посчастливилось мне быть "страдальцем" по над трещиной. По легенде - руки у страдальца поломаны. Причем обе. Через несколько минут моего "висения" команда , как и судьи пожалели, что язык по легенде целым оставили. Наверное, к следующему лету легенду подредактируют ))
А мне виселось и думалось... Думалось и напевалось ))
У каждого куплета свой припев, поэтому размер строк варьируется.

Товарищи страхующие, позвольте обратиться,-
Хорош уже трепаться, что ль,- тяните меня ввысь!
Мне вымышленный ваш рельеф устал ночами сниться,
Плевать давно хотел я на мифический карниз.

Прошу, умоляю и требую я!
Снимите отсюда немедля меня!
Не то покусаю и камень пущу!
Снимите, пожалуйста, очень прошу!

Сидеть бы мне под пальмами, с друзьями пить вино.
Так нет, вишу уткнувшись тут в какое-то гумно.
На бегунок со штрафами я мысленно плюю.
И горы ненавижу! И вас я не люблю!

Я модный свой полар в грязи изговнял,
Мембрану прожег и кроссовки продрал,
Я в ваших булинях ничего не понял.
Ой, мамочки родная, куда я попал.

Сиделось мне спокойненько в своем родном НИИ,
Крутил шурупы, гайки и прочие фигни.
Но выпало на кросс-поход быть зосланным судьбой.
Вишу теперь в карьере тут с поломанной рукой.

Корячусь, зубами коломну зажав,
К камням прижимаюся, словно удав.
И, якобы пропасть лежит подо мной,-
Не крикнуть, ни пукнуть, ни дернуть ногой.

Я истину простую здесь на роги намотал,
Вы – психи ненормальные, больные дети скал.
Вот выберусь из трещины и больше ни на шаг
Не подойду к Полушкино, ни за какой Кичвах!

Я баек про горы наслушался всласть!
На вас, на турье я хотел бы покласть!
Но пятница мозги запудрила мне,
И снова в лесу я сижу на бревне.

P.S. С довольною рожей холодный пью чай,
На дождик и грязь матерясь невзначай,
Полено кривое пинаю ногой,
И нафик не надо судьбы мне иной.

Песенка о дружеской страховке...

Часть 1.
Отсюда мне каска Твоя лишь видна,
Тебе мои боты и круп.
Но вот я к Тебе опускаюсь с моста
C надеждою, что мега - крут.

Гремлю карабинами, будто кащей,
Трепещет в испуге душа.
А ты на меня и не смотришь ваще,
Жуя бутерброд не спеша.

Мы точку вязали на пару с Тобой
Я помню в узлах Ты не ас
Я видел как Ты за моею спиной
Заматывал бабий на раз.

А может мне снится весь этот кошмар
По что мне суровая доля…
И эта кривая восьмерка Твоя
И бантик на месте контроля.

Ты встал на веревку,
Пыль стряхнуть с сапога
Я в воздухе резко завис
Вишу полчаса, и как на врага
Смотрю на Тебя сверху вниз

Другие ,наверное, не ведают страх,
А я свое юное тело
Скажите, зачем, как последний дурак,
Тебе доверяю всецело?

Часть 2.

А он ему отвечает…

Зараза, ну что Ты прикажешь нам жрать?
Уйди от меня с ржавой вилкой!
На что нам бутылка бензина и газ,-
Ты спутал горелку с горилкой!

Ты с детства мне лучшие портишь года
И мелешь лишь всякую чушь.
Какого же фига, скажите тогда,
Забрел я с Тобой в эту глушь?

Я шмотки с едою взвалил на бока!
И кеда Твои, между прочим.
Стоят поперек моего рюкзака,
И давят мне прямо на копчик!

Идешь с ледорубом Ты над головой,
И пусть я в туризме не дока
Но, страшно мне даже не то чтоб спиной,-
К тебе поворачивать боком.

Ты вяжешь перила за корень сосны,
У самого края обрыва.
А мне так хотелось дожить до весны
И выпить с брательником пива.

Смотрю на Тебя с беспредельной тоской,
И, знаю - под адскою пыткой
Скажу я сурово, что встреча с Тобой
Была роковою ошибкой!

Мы третью неделю с Тобою в пути,
Тебя я почти ненавижу,
Вот в город вернемся и, ты уж прости,
Тебя чем-нибудь замухрыжу!

19 марта

Наша группа с прошлой тренировки уходила последней.
Был нереально- сказочный закат. А на следующий день в москве недолго шел толи снег, толи дождь, толи град. И из всего этого сложилось следующее:

Понимаешь, за окошком месяц март…
Ах, украли, украли зиму…
Невпопад снегопад, невпопад,
Когда март уже за середину.

А Ты помнишь, какой был закат!
Словно солнце упало на льдину.
Толи снег, толи дождь, толи град
Провожали вчера нашу зиму…

Мы с Тобой, по замерзшей траве
С рюкзаком, отправляясь в долину
Отдаем свое сердце весне,
Оставляя зиме половину…

З.ы.

Тянь Шань, что в переводе - "Небесные горы" - Терскей Алатау (горы, обращенные от солнца) - Восхитительны! Волшебны и безумно красивы!
За спиной 7 перевалов (высота от 3875 до 4051м), 3 ледника (два из которых с хорррошенькими трещинами, в одну из которых угодила- таки по шею, ух )) ), 2 ночевки на морене, с десяток переправ в брод, 145 км пути с рюкзаком за спиной, розовые горы, оранжевые реки, тепленький Иссык-куль, город Пржевальский, самса за 3р, мороженое за 7, несколько новых песен и ...в планах еще Ош, Алма Аты, Актобэ, ну а там - домой, в Москву))
Мое сердце заболело горами... ))

И ноют колени, и сбито дыхание,
Ступень за ступенью убить растояние,
И скальная осыпь под asolo словно песок...
До верхнего гребня еще километр,
Его набираем мы метр за метром,
И каждый стук сердца пульсирует кровью в висок...

Отвесные скалы справа и слева,
Пройтись по хребту - не брод по колено,
И мыслей шальных в голове с утра - кавардак.
И,кажется, силы Твои на исходе,
И хочется скинуть на этом подходе,
Так крепко обнявший Тебя за плечи рюкзак

Не видно пути нам в туманах Онтора,
На двести шестнадцать идем по приборам,
На запад, восток и на юг не видать ни черта...
А где-то здесь, немного правее -
400 вверх по старой морене
Лежит перевальная самая эта черта.

Семь метров до верха, упал, зарубился,
И в трещине лишь на мгновенье забылся,
Поднялся, дыхание перевел и затих...
И вот, перевальный тур, как граница.
Друзей Твоих усталые лица,
Но видел ли Ты глаза счастливее их?

Песенка - диалог.

1.
-Два часа на то, что бы собрать рюкзак,
И найти билет на самолет.
Шесть часов дороги – кофе и коньяк…
Снова пол ногами снег и лед.
Уезжаем, улетаем, набирает высоту,
И несет нас сквозь туманы Серокрылый лайнер Ту.
Уезжаем, улетаем, набираем для друзей
Смс в четыре слова: « На маршруте. Все ок.»

2.
-Ожидание минут, часов и дней
В пыльной и простуженной Москве.
Надо мною зарево ночных огней.
Под Тобой дороги Терскей.
Уезжаешь. Улетаешь. Набирает высоту
И несет Тебя к Тянь Шаню серокрылый лайнер Ту.
Телефон включу, читаю смску от друзей:
«Мы стоим под перевалом. На маршруте все ок.»

3.
-Залитое солнцем снежное плато,
В запотевшей кружке черный чай
И вершины снова манят серебром.
Открывая месяц май.
И вчера, казалось, только набирали для друзей
Смс в четыре слова «на маршруте все ок!»
А сегодня, возвращаясь на дорожную петлю…
Оставляем над Тянь Шанем в небе белую черту.

4.
-Поцелуем солнца провожая день,
Сердцем обнимая облака.
На Москву снежинками ложится тень,
Словно чья-то легкая рука.
Только время возвращает на дорожную петлю
И сегодня я читаю в небе белую черту….
А вчера, казалось, только, смска от друзей:
«Мы стоим под перевалом. На маршруте все ок.»

***

Начало...
Там, где горы сливаются с небом,
Облака целуют вершины.
И тревожные камни под снегом
Вниз спешат аршин за аршином...
Там, где вечностью дышат озера,
Родники укрываются в скалах,
И от солнца палящего взора
Утопают слова в водопадах...
Там, где песнь о вечной Невесте
В кулуарах слышна жаобарсу,-
Там рисуют жандармы в закате
Бесконечную зимнюю сказку...
Нам лучшие сказки расскажут Небесные Горы,
И бирюзовыми снами вплывет Алакель.
Захочешь вернуться испить воды ледниковой.
И горного солнца набрать на ладони с собой.
Там, над облаками где вечность с нами на Ты.
Там за облаками, ветер, дождь и туманы
Возводят желаний мосты.
По старой марене забраться до водопада
И солнечным утром упасть на неба ладонь.
И что бы тот кто-то как прежде с Тобою был рядом.
И снова горел бы под соснами теплый огонь.
Там, над облаками где вечность с нами на Ты.
Там за облаками, ветер, дождь и туманы
Возводят желаний мосты.
И собран рюкзак, стоит у порога, еще две минуты…
Еще две минуты и хлопнули двери вагона…
Еще две минуты…И это мгновенье Ты даришь кому-то,
Кто будет Тебя провожать до края перрона…
А там над облаками, где вечность с Вами на Ты.
Там над облаками ветер дождь и туманы
Возводят как прежде мосты.

***

А на Терскее месяц август расстелился по долинам.

Месяц август подарил нам эту горную мечту.
Это небо, эти скалы, меж горами перевалы.
Бесконечность кулуаров и звенящую струну.
А на Терскее Алатау расплескалось небо градом.
И веселым водопадом по палатке белый снег.
Снег Андрюха тот ругает, спирт водою разбавляет.,
И над лагерем летает бесшабашный дружный смех.
А на Терскее до рассвета эдельвейсом пахнет лето.
И Шекспировским сонетом воспоминанья бьют в виски.
Запивая вечер чаем полнолуние встречаем.
Ненароком замечая, как становимся близки.
А на Терскее перевалы красотою небывалой.
Там Онтор водою талой умывает нам ранты.
Накрывает нас туманом, как волна девятым валом,
И бредем мы как в дурмане под дыханьем высоты.
А на Терскее на вершинах, где жандармы в три аршина,
И арчовые лощины преграждают в лагерь путь.
Звезды низкие сияют, в небе яблоко катают.
В даль иную увлекают, не давая нам уснуть.
И, признаться вам, ребята-
Есть желание когда-то
Вновь вернуться нам с Арбата, где под корочкою льда.
За Тянь Шаньскими хребтами, за моренными камнями.
Притаенные снегами ждут стоянки-лагеря.

40 лет Киргизии.

Нет, тот перевал не забыть никогда!
Ночами он будет нам сниться!
Далекий Иссыккуль (справа)
Отвесная скала (слва),
И наши охреневшие лица!
Штурмуем хребет мы на собственный страх,
Пролезть бы и не раздолбаться.
А Димкина фраза засела в ушах:

«Главное, не оба…испугаться»
Сама расписалась в маршрутном листе.
Плетусь теперь офигиваю.
И там, на заветной перевальной черте
Скорей оказаться мечтаю.
Красуется чья-то спина предо мной.
И нижняя часть ее тоже.
Болтается весте со всем рюкзаком,
То ясное дело Сережа.
То лыжною палкой он метит мне в глаз,
И камень под ноги спускает.
То попой своею уже в сотый раз
На голову сесть намекает.
А вон, впереди, то наверное Макс.
Как горный козел резво скачет.
И только штормовка его словно факс
У нас пред глазами маячит.
И с красным огромным своим рюкзаком
Андрюха, замеченный с трассы.
С довольным лицом он уселся на склон
И фоткает наши мордасы.
За Димкою Дарья умчалася вслед,
Искать перевальный тур как бы.
И Эля за ними, и шлют нам привет.
А мы всё плетемся как крабы.

И словно жуки взабрались на хребет
Марианна, АнютО, Татьяна.
Сидят и жуют шоколад на обед.
И смотрят туда, где ждет яма.
Да, тот перевал не забыть никогда!
Ночами он будет нам сниться!
Далекий Иссыккуль (справа)
Отвесная скала (слва),
И наши охреневшие лица!

Екатерина Гудзь