карта сайта
Турклуб «Вестра» > Творчество > Гора, которая не пустила

Гора, которая не пустила

Про вояжи в Альпы я стал задумываться давно – все-таки колыбель альпинизма. Пожалуй, к идее о Маттерхорне подтолкнуло событие на вечеринке – сборе старых товарищей – завязавших альпинистов. Собрались после нового Года – перед старым Новым Годом. Стали вспоминать, кто сколько в горах не был. Я, как перешедший из альпинизма в горный туризм, помалкивал.
Один в прошлом известный альпинист, проложивший в горах немало маршрутов, и воспитавший немало учеников, стал раздавать новогодние подарки. Все подарки являлись календарями с изображением Маттерхорна. Как известно, Маттерхорн со стороны Швейцарии очень похож на вершину Белалакая в Домбае. Но альпинисты старших поколений, по нескольку раз бывавшие в Домбае, конечно, Белалакаю знали лучше. Вот В.Н. и стал задавать вопрос: «как называется вершина?», и потом каждому вручать календарь. Досталось и мне.


Маттернхорн. Швейцарское ребро.

Дома я календарь повесил на стену и задумался: «А ведь, в сущности, никто не мешает. Границы открыты. Гора красивая». Еще сильнее я задумался, когда попал зимой в Червинию (Италия) кататься на лыжах. Альпийская деревня Червиния находится на севере Италии. И над ней возвышается Маттерхорн.


Маттернхорн из Италии.

Только с итальянской стороны он зовется Червино. Считается, что путь по итальянскому ребру немного посложнее, чем по швейцарскому – из Цермата. Во время первовосхождения даже конфликтная история вышла. Заспорили англичанин Вимпер и итальянец Карррель, кто быстрее зайдет на вершину Маттерхорн-Червино. А идти собирались каждый своим путем – Вимпер из Цермата по швейцарскому гребню, а Каррель – по из Червинии по итальянскому гребню.

 


Маттернхорн. Итальянское ребро.

Если говорить собственно про спор, то выиграл его Вимпер. Если это, конечно, можно назвать выигрышем (на спуске в группе Вимпера погибло четверо человек из семи). Каррелю достался более сложный маршрут, и он зашел позднее Вимпера. Но людей сохранил. Кто выиграл спор?
Попав в Червинию, я зашел к итальянским гидам и спросил, можно ли летом зайти на Маттерхорн-Червино? Нет проблем. Существует программа, рассчитанная примерно на неделю. Сперва – для акклиматизации – заходишь на Брайтхорн (единичка) – вершину в массиве Монте-Розы. Потом – типа проверки на пригодность – восхождение на вершину Пунта Чан (скальный маршрут – примерно 4+. Если во время этого восхождения гид признал тебя «годным» - то можно идти на Маттерхорн.
Идея мне понравилась. Перед этим по электронной почте спрашивал общество гидов Червинии, когда лучше всего приехать. В ответ я недоуменно получал ответ: «Червино-Маттерхорн – уж такая гора, что никогда не знаешь».
И вот я в августе в Червинии. Иду я в общество гидов Червинии и говорю, что приехал работать по предложенной вами программе. А в ответ слышу: «На Брайтхорн мы, конечно, сходим. А вот на Маттерхорн нельзя. Погода стояла нестабильная, и Маттерхорн весь в снегу. Все полки в снегу и льду. Все трещины снегом забиты».
- Так а как же?
- Так слушай, придется весь маршрут кошки не снимать. А маршрут скальный. Погода нестабильная. Нет, на Червино сейчас опасно!
Что ж, они профессионалы. Вероятно, дело знают. По многу раз ходили. Остался я без Маттерхорна. Но не отказываться же от гор!. Сходили на Брайтхорн, сходили на Пунта Чан, и еще на одну гору взамен Матттерхорна.


Тут бродил Иоан Павел.

А вот теперь несколько слов о хождении с гидом, и вообще хождении в Альпах.
- Все маршруты пробиты крючьями.
- Станция – это два шлямбурных крюка, сблокированных стальной цепью.
- Гид не то что вперед не пускает, а даже кольцо в руке держать не дает.
- Такое понятие, как «страховка для гида» практически отсутствует. Гид ошибаться не может. Зато опекает тебя полностью. Напрашивающийся вопрос: «а если камень?» (то есть если с гидом все-таки что-то случается) сам собой повисает в воздухе. Потому что ответ, возникающий из воздуха: «Гид ошибаться права не имеет».
Другие впечатления, может быть, излишне субъективны. Какие там оттяжки? Какие там спусковые устройства? Такое впечатление, что попал я этак в 70-е годы. Никаких жумаров, и даже «дейзи чейн» мой гид воспринимает подозрительно. Но работает.
Стал спрашивать про систему обучения (зная, что рядом в Шамони – национальная школа альпинизма и горных лыж Франции). Добиться удалось только того, что временами бывают сборы, во время преподается теория и практика. В конце – экзамены.
Тогда стал расспрашивать про скалолазание и боулдеринг. Ответ был категоричный. Никакой боулдеринг не заменят реальное скалолазание и горовосхождения! Надо быть альпинистом. Это - главное!
- А то позвали меня и еще одного старого гида судить соревнования по скалолазанию в Доломитовые Альпы. Вначале я просто боялся. Все с магнезией, все обсуждают достоинства и недостатки той или иной модели скальных туфель. А как разминаются! А какие накаченные! Потом смотрю – а лазят-то посредственно. Как же так? – думаю. Они ж вон какие спортивные, да еще моложе меня в два раза. Ну, повесили мы с другом под конец маршрут – не то чтобы посложнее, а так, как оно в горах бывает. Никто пролезть не может! Вместе со всеми своими моделями туфель!
Участники нам говорят:»вы сами нам покажите, как тут лезть». Друг мой встал, поплевал на руки, и как был в горных ботинках, все прошел. И я за ним. Все молодые в шоке. Спрашивают: «Может, это магнезия у нас бракованная?»
- Конечно, бракованная! – отвечаю. «То ли дело мой плевок! Тут точно без обмана. В горы, ребята, надо ходить почаще!»
Такие вот впечатления.

Еще впечатления. Крест Карреля – первовосходителя с итальянской стороны – барельеф в скале – находится на подходе к классическому пути на Маттерхорн по итальянскому ребру. Приют Карреля – по другому хижину на маршруте и не зовут. Помнят героя-первовосходителя.


Крест Карреля

Еще один приют на пути к Маттерхорну носит название приют герцога Абруццкого. Пьетро Тривилино – потомок рода герцогов Абруццких – жил почти в наше время. Он был альпинистом и полярником, и участвовал в экспедиции Нобиле. Фильм «Красная палатка» - это и про потомка рода герцогов. Приют принадлежал семье герцогов, причем горовосхождение – это в этом семействе во многом наследственное. Многие знают про ребро Абруцкого на К-2. После смерти Пьетро Тривилино семья обратилась к местным властям с просьбой, и приют с тех пор называется «приют герцога Абруццкого». Хорошая память!


Часовня у кладбища альпинистов.

 

Андрей Юрков