карта сайта
Турклуб «Вестра» » Творчество » Андрей Юрков » Боевые искусства Пять кулаков после рюмки водки

Боевые искусства Пять кулаков после рюмки водки

          Все-таки есть люди, которые посвящают жизнь боевым искусствам. По моему опыту общения, они не агрессивны, а чаще они даже добрые и очень благожелательные.

         Таких людей немного. Есть очень много людей, которые приходят на тренировки по боевым искусствам один-два раза и уходят. Есть – которые походили на занятия полгода – эти чаще всего рассказывают о себе как о специалистах по боевым искусствам. Есть немало людей, которые ходили заниматься 3-4 года. Эти говорят про себя мало.

А есть люди, которые посвящают этому жизнь. Вот вам история про китайского мастера боевых искусств в третьем поколении.

Собирался в командировку в Китай. Просматриваю маршрут.  Ехать предстоит в провинцию Шанси. Провинция Шанси – это небогатая гористая провинция на севере Китая.  Из Пекина предстоит лететь в столицу провинции – город Тайюань, а   потом посетить  несколько маленьких городков, в числе них город Тайгу.

Я занимался я в ту пору у-шу – стилем Син И Цуань (кулак формы и воли). Занимался уже  четвертый год, что-то понимал,  Прочел книгу по истоки стиля Син И, про мастеров и передачу знаний от мастера к мастеру. Стиль Син И Цуань – один из наиболее древних стилей у-шу из сохранившихся до наших дней. Это стиль известен с 16 века. Выходило, что в 17 веке столь СИН И разделился на два направления – шансийское и хэбейское.

И один из мастеров Че Ичжай – уже из относительно позднего времени – рубеж 19 и 20 веков, жил в провинции Шанси.  Участвовал в восстании боксеров - ихетуаней, применял свое искусство против правительственных войск и немецкой армии (да, в ту пору Китай был очень слаб, были весьма серьезные попытки превратить Китай в колонию  со стороны Германии, Японии и Англии. Восстание боксеров и было направлено против этого, а подавляли его во многом экспедиционные корпуса означенных государств).

Восстание боксеров было подавлено, начались массовые аресты, расстрелы и казни. Но Че Ичжая не тронули. Хоть он один на полях сражений нанес ущерб больший,  чем рота повстанцев.  Настолько был велик  его авторитет. Мастеру у-шу разрешили жить и преподавать боевые искусства. А жил и преподавал мастер Че Ичжай под конец жизни в провинции Шанси в городке Тайгу.  Он основал школу, преподавал стиль Син И Цуань, растил учеников.

Вот что я прочел в книге. А мне предстоит ехать на завод  в провинцию Шанси в город Тайгу! «Вот интересно, это про тот городок в книге написано? Вдруг про тот? А вдруг там занимаются стилем Син И Цуань? А вдруг там кто-то помнит мастера Че Ичжай?» - так мне подумалось перед командировкой.

 

Посмотрели мы завод. Дела закончили. Небольшой прием по поводу приезда гостей из России. Обед. По китайской традиции – несколько маленьких рюмок водки. Все хорошо, все довольны – и наша делегация, и принимающая сторона.

Дела закончены.  И я решил, чем черт не шутит, спросить директора про боевые искусства в городе Тайгу.

- Да, ушу здесь занимаются, - ответил директор доброжелательно, но достаточно равнодушно.

- А есть ли здесь стиль Син  И? – продолжаю прощупывать почву я.

- Син И? – в голосе директора и любопытство и недоверие.

- Син И, - киваю я.

         Директор завода встрепенулся и еще раз переспросил:

- Син И? – и изображает удар ,  закрутив кулак на выпаде (фирменный удар стиля Син И)

- Син И! – отвечаю я  и тоже закручиваю кулак, изображая удар Бен цуань (крушащий кулак стиля Син И).

         У директора завода широко открытые глаза и восторг на лице.  Он стал быстро говорить, давать поручения своим подчиненным и размахивать руками. Он начал кому-то звонить!

- Син И!   Син И! – эти слова постоянно употреблял и директор, и его подчиненные.  А я медленно начинаю соображать – а что будет дальше? И развитие ситуации мне нравилось все меньше и меньше.

Послали машину. Через  15 минут и машины выпрыгнул сухой сморщенный дедок во френче!  Он тут же радостно закричал:

- Так где тут мастер Син И из России? -  И улыбается до ушей.

Целый ворох мыслей в моей не совсем трезвой голове. Пожалуй,  основная мысль была:

- Ох, ну ни хрена себе!

         А дедок продолжает кричать:

- Ну становись, показывай, что умеешь!  - И встает в стойку  Сан Ти Ши.

         Мысли у меня в голове оформились: «Ну вот тут-то мне конец и придет! Сейчас бить будет. Ведь я только учусь, а тут мастер! В городе Тайгу! А я еще и выпимши! Все. Вот так конец и приходит! И ведь сам напросился!»

Вокруг  толпятся китайцы. Улыбаются. Настороженно. Прибежали охранники. Прибежали поварихи из заводской столовой – смотреть, как китайский мастер будет бить русского выскочку.

 - Мама! Ну,  зачем я полез в это дело!

«Черт меня дернул за язык! Был хороший обед. Хорошая вкусная китайская еда. Немного выпили. Да и вообще дело сделали, нашли хорошего поставщика продукции. Хорошие нормальные люди! Красиво вокруг.  Небо голубое.

… И мне сейчас надо становится в стойку и выходить на спарринг с китайским мастером! Во влип!»

         А мастер торопит: «Ну, давай, показывай!»

         Деваться некуда! Встал в стойку Сан Ти Ши. И китаец прыгнул на меня вперед, но почему то оказался от меня сбоку! Он крутанулся, и…

Мастер Чень оказался настоящим мастером. Добрый, великолепно владеющий телом и техниками ушу. Он подсказывал мне, как правильно двигаться, указывал на ошибки моих движений. Он кружил вокруг, показывая, что надо делать, если бы я был не один, а он оставался в одиночестве. И все время смеялся и улыбался до ушей! Смеялся над моими неловкими  движениями у-шу.

А уж как были счастливы охранники и поварихи, для которых устроили бесплатный спектакль!

Мастер Чень – этот самый сморщенный дедок - оказался внуком мастера Че Ичжай и продолжателем традиций стиля Син И Цуань. Ведет занятия и служит в охранном бюро, как и было в Китае уже много веков. Чемпион провинции Шанси по ушу – саньда (свободный бой). Два раза ездил в Японию преподавать.

Надо сказать, что в Китае есть очень хорошая традиция преемственности поколений, зачастую и в У-шу.  Мастер Чень – внук и продолжатель традиций мастера Че Ичжай, мастер Че Ичжай учился у великого мастера Ли Лонена. А тот в свою очередь учился у мастера Дай Лунбана. Есть информация, что в монастыре Шао Линь есть записи о том, что там в 16 веке занимался мастер Цзи Цике – один из основателей (а может быть, продолжатель стиля). Будто бы в архивах монастыря даже сохранился его портрет.

Но есть мнение, что стиль Син И Цуань зародился в Китае в 11 веке, и будто бы его родоначальником был полководец Юэ Фей (тоже выходец из провинции Шанси), великолепно владевший искусством боя копьем, и прививший своим солдатам это искусство, распространив основные принципы и на кулачный бой.

Окончательно развеселившись,  мастер Чень  показал фирменную связку ударов Син И Цуань –«У Син - пять кулаков» – основные пять видов ударов этого стиля. Как уже было сказано, Син И Цуань – один из наиболее древних  стилей у-шу. Этот стиль пронизан восточной натурфилософией пяти первоэлементов.  Огонь может поглотить дерево, но вода побеждает огонь. Стихию воды может победить земля, И из Земли может вырасти дерево.

Улыбаетесь? А мастер Чень показал  связку приемов  «Пять кулаков», где завершение удара Пао Цунь, отождествляемого  со стихией Огня,  является подготовительной фазой удара Цзунь Цуань стихии Земли.

Конечно, всю эту философию, удержать в голове непросто, особенно, когда выполняешь эту вполне боевую связку ударов. Понимание приходит потом, да и то не сразу.

А еще мастер Чень  показал звериные стили. Звериные стили – стиль Дракона, стиль Тигра, стиль Петуха, стиль Сокола, стиль Змеи, силь медведя. Всего 12 звериных стилей борьбы и ударов, имитирующих передвижение животных, и манеру поведения этих животных во время схваток. Это уже следы буддизма.

Ведь не случайно китайцы, очень любящие традиции, и живущие легендами, выводят стиль Син И Цуань от Дамо – легендарного  Бодхидрахмы, проповедника буддизма в Китае.  Того самого, двадцать восьмого патриарха буддизма, который пришел в Китай из Индии  в 520-ом году нашей эры  и, якобы,  основал легендарный монастырь Шао Линь. Где монахи постигали Высшее, вкладывая всю свою жизнь в изучение  боевых искусств. В Шао Лине и сейчас монашеская община.  А также очень много учеников со всего мира.

Ведь не случайно в китайских классических романах благородный муж, как правило, владеет боевым искусством.

Да, в Китае очень древние литературные традиции. Многое из средневековой китайской литературы дошло и до наших дней. Пожалуй, началом китайского классического средневекового романа можно считать десятый  век нашей эры, хоть, конечно, литературная традиция намного древнее.

Наиболее известные дошедшие до наших дней китайские классические романы – это, конечно же, «Сон в Красном тереме», «Троецарствие» и «Речные заводи». Эти романы читают и теперь. Читают не только в Китае. Лично мне нравятся очень многие литературные приемы из «Сна в красном тереме». Надеюсь, я когда-нибудь их еще использую.  Но боевые искусства лучше описаны в «Речных заводях» и «Троецарствии».

Между прочим, в «Троецарствии» одним из главных героев является вполне реальная историческая личность, легендарный воин Средневековья мастер Гуан Юй.  Описанный в романе рыцарь без страха и упрека, Гуан Юй стал в Китае кем-то типа святого. Храмы Гуан Юя есть в нескольких провинциях,  во многих храмах Китая есть приделы Гуан Юя. И даже во многих гостиницах есть что-то типа мини-часовен со статуями Гуан Юя, чтобы каждый мог поклониться святому и попросить о содействии в делах. Потому что в современной китайской традиции великий боец Гуан Юй является кем-то типа нашего русского Николы-угодника (св. Николая Мирликийского). Оба они оказывают покровительство в практических делах и путешествиях.  Отличие, пожалуй. в том, что покровителю в земных делх Гуан Юйю иногда в качестве жертвоприношения подносят водку.

Разумеется,  великий боец древности Гуан Юй был и великим мастером боевых искусств. В китайской традиции он, естественно,  покровительствует и всем боевым искусствам тоже. Так что благородный муж, занимающийся боевыми искусствами, может оставить по себе добрую память.

Такая вот была встреча. Это я к тому, что можно посвятить жизнь боевым искусствам, и радоваться при этом жизни!

Независимая газета, 6 июля  2017