карта сайта
Турклуб «Вестра» > Творчество > Валера Хрищатый

Валера Хрищатый

Смерть среди нас находит лучших,

и дергает по одному,

еще один ушел во тьму,

н поздоровилось ему.


В. Высоцкий.

Валера Хрищатый: Что это имя значит для альпинистов - туристов нынешнего поколения? Я столкнулся с тем, что многие его просто не знают. Говорят о каких-то иностранцах, скалолазах, ледолазах, то есть о тех, кто "на слуху", раскручен современными средствами информации. У каждого, наверное, есть свой взгляд, сформировавшийся, или не очень, на уровень достижений того или иного спортсмена. Не знаю: Для меня восходители делятся на некие категории. Конечно, нельзя утверждать, что этот лучше, а этот хуже, подобная "шкала" оценок в принципе не имеет права на существование. Тем не менее, для меня Валера находится на верхней отметке этой шкалы. Почему? Да очень просто - его достижений хватит на несколько жизней. Основная масса спортсменов занимается повторением кем-то пройденного: известных маршрутов на вершины, уже кем-то пройденных перевалов. И лишь небольшой процент совершает прохождения новых маршрутов, как правило, подобные ранее пройденным. Это всегда проще - сделать что-то, что уже кто-то делал, чисто психологически. Следующий шаг - прохождение новых маршрутов, уровень сложности, а зачастую и опасности, прохождения которых выходит на новую отметку. А потом найти еще что-то новое, чего никто и никогда не делал, а может и не сделает. Таким был Валера.

Конечно, хорошего спортсмена нужно готовить. Если тебя не будут направлять, можно полжизни потратить только на поиск каких-то интересных решений. У Валеры такой тренер был - Ерванд Ильинский. Один из высших показателей тренерской работы - способность воспитать спортсмена, который превзойдет своего учителя. Ильинский воспитал не мало таких альпинистов, среди них и Валера:

Что такое спортивное мастерство, особенно в горах? Филигранное владение техникой? Универсальность? Умение выживать в любых условиях? Коммуникабельность? У Валеры - сотни восхождений. Чемпионаты СССР. Пятикратный "снежный барс". И только потому, что доступ к другим семитысячникам-восьмитысячникам долгое время для советских спортсменов был закрыт. Первый восьмитысячник - Эверест - ночью, с Казбеком Валиевым. Потом Канченджанга - три вершины без кислорода. А потом - зимнее восхождение на Победу. Победа, вероятно, всегда будет занимать особое место среди себе подобных в мировом списке "табели о рангах",. Я даже не уверен, что она будет идти после всех восьмитысячников. Это особая гора, как и весь район, со своеобразным климатом и нравом. На нее и летом-то поднимаются далеко не в каждый сезон. Пойти на нее зимой нужно решиться. Делаются попытки повторить зимнее восхождение Хрищатого, но - лишь повторить. Ответ уже получен - это возможно. А когда знаешь, что такое восхождение уже кто-то делал до тебя, уверенности в успехе добавляется, и проходить в чем-то легче.

А дальше был траверс. Я не знаю, найдется ли еще кто-то, способный организовать и пройти подобный маршрут. Да, Ерванд Ильинский был инициатором этого траверса. Но был ли кто-то, кроме Хрищатого, кому можно было бы предложить это сделать? В рамках чемпионата СССР, т. е. за 14 дней! Почитайте про этот траверс в книге Валеры. На самом деле, даже сложно предположить возможность прохождения этого траверса в такие сроки. Большинство траверсов только пика Победы отнимало минимум 6-10 дней, а у кого и больше. А тут - 14 дней от Победы до Хан-Тенгри.

С Валерой Хрищатым мы познакомились в 1993 году, примерно за две недели до его гибели. В бане у Казбека Валиева. Много говорили о горах, о его траверсе Победа-Хан, о туризме. Последний раз встречались у ледника Семеновского, перед подъемом к п. Хан-Тенгри, куда он уходил с англичанами.

Общаться с Валерой было необыкновенно легко, думаю, такие люди не часто встречаются в жизни. Так я приобрел и потерял друга: А траверса Победа-Хан наверное, уже не будет никогда. Такие люди не часто рождаются. Да и система, которая их готовила, уже умерла.

Нитка траверса звучит фантастически: МАЛ - пер. Дикий - п. Важа Пшавела - п. Победа - п. В. Победа - п. Военных топографов - п. Рапасова - п. Дружба - п. Зорге - п. В. Шатер - п. З. Шатер - п. Хан-Тенгри - МАЛ. Это большая часть вершин траверса, которые я написал по памяти. Еще несколько менее значимых шеститысячников в этом списке отсутствуют. Все перечисленные вершины превышают высоту 6500, а чтобы полностью представить масштабы пройденного, могу добавить, что по маршруту следования не редки были перепады более километра, как-то прохождение седловин перевалов Чонтерен (5488), Дружба (В. Хрищатого) (5300), Иныльчекский (5500), В. седло Хан-Тенгри (6000). Не считая "мелких" провалов. Замечу, что на траверс п. Шатер З. в 1991 году мы потратили 6 или 7 дней. Два дня сожрала непогода, но как сократить меньше, чем до 4-х дней, я себе не представляю.

Перевал В. Хрищатого с востока

С 1993 года у меня было желание когда-нибудь пройти новый перевал и дать ему имя Валеры. Именно здесь, на Тянь-Шане. Этот перевал должен отличаться чем-то особенным. В нашей экспедиции 2003 г. это, наконец, удалось сделать. Перевал Валеры Хрищатого соединяет два огромных ледника - ледник Дружба в верховьях Южного Иныльчека и Тугбельчи в Китае. Эту седловину Валера посетил при прохождении своего знаменитого траверса.

Что еще можно добавить? Валера делился своими планами на будущее. После расставания с англичанами он собирался на соло-восхождение по северной стене Хана. А более далеким планом стоял траверс п. Ком. Академии - п. Коммунизма. Это примерно тоже, что Победа-Хан, только на Памире. А что еще он не успел? Трудно представить.

Что мы можем оставить в память о тех, кого с нами уже нет? Тем более в горах. Перевал, или вершину.

Несколько слов о перевале. Эта седловина с ледника Дружба проходилась радиально альпинистами несколько раз. Впервые при первовосхождении на п. Дружба. И имела у альпинистов условное название - перевал Дружба. С ледника Дружба перевал прост - снежно-ледовый склон с несколькими бергшрундами и карнизами, по туристской классификации на уровне 2Б. Основная сложность перевала - со стороны ледника Тугбельчи, в Китае.

Огромный карниз на восток, весь заросший сосульками. В течение часа ищем место возможного прохождения карниза. Нашли несколько выше и севернее перевального плато, в этом месте карниз обрывался метра на четыре. И дальше можно было выйти на слабо выраженный скально-ледовый контрфорс, ведущий в широкий ледовый кулуар. Веревки, ледобуры, потом плато, обрывающееся во все стороны. Разведка, поиск прохода. Вариант найден - с осыпной седловины на краю плато - вниз по длинному скально-ледовому кулуару, снова веревки. Далее попадаем в рантклюфт ледника, из которого следует выбраться по короткой отвесной стенке в ледопад, и потом еще какое-то время распутывать несложный ледопад. Перевал насыщен техническими элементами, и в результате имеет высшую категорию в горном туризме - 3Б. На правах первопроходцев даем ему имя Валеры.

Фрагменты спуска с перевала В.
Хрищатого 3Б на ледник Тугбельчи. Фрагменты спуска с перевала В.
Хрищатого 3Б на ледник Тугбельчи. Фрагменты спуска с перевала В.
Хрищатого 3Б на ледник Тугбельчи.

Снова возвращаюсь к 1993 году. Нам в чем-то повезло. После первой части маршрута мы вышли в МАЛ на Звездочке для отдыха и пополнения наших запасов из заброски. Начался снегопад. 72 часа. Непрерывно. Каждое утро мы откапывали палатки, занесенные снегом минимум на полметра. А кто-то сидел на верху. Где-то на склонах Важи был Ю. Бородкин со своей командой, занимавшийся в очередной раз обработкой склонов Победы для клиентов. На западном седле Хана сидело уж и вовсе много народа. И начались трагедии. На седле Хана выпало столько снега, что сошел оползень на пещеры. В тот год там было два яруса пещер, по верхним оползень проехал, а нижние завалил. На верхнем поясе пещер стояла одна палатка, в которой ночевали поляки и гид из Свердловска. Палатку раздавило. Все, кто в ней был, погибли. Четверо. Верхний ярус пещер откопался сам, потом помог откопаться нижним. А через несколько дней обвал с п. Чапаева похоронил Валеру. Мы тогда уже ушли с седла и проходили перевал Высокий. О трагедии узнали уже на Звездочке, когда пришли под перевал Дикий. В это же время на Победе у Бородкина кто-то схватил холодную ночевку. Поучаствовали в спасах, вытаптывая площадку в снегу для вертолета. Прилетел похудевший и почерневший Казбек Валиев. Вертолет забрал пострадавшего. А на леднике Семеновского полным ходом шли работы. Спасательные? Скорее попытка сделать хоть что-то. Обвал был настолько мощным, что масса снега и льда перелетела правый борт ледника и врезалась в ледник, выбив там огромную воронку. Наверно, шансов остаться в живых у тех, кто попал под обвал, не было. В чем-то все похоже на трагедию под пиком Ленина. Только здесь, слава Богу, не было традиционного места ночевок, поэтому погибло меньше людей. И среди них Валера:

Для меня он был лучшим. Как раз таким, кто сделал нечто, что, возможно, больше никто и никогда не повторит. Сколько их уже ушло. Толя Букреев. Володя Башкиров. Валера Хрищатый. Юра Бородкин... Я иногда думаю - может это теперь наши ангелы-хранители, которые оберегают нас на наших маршрутах? Пускай это будет так, и пусть земля им будет пухом. Или те ледники, где многие из них остались. А мы: Мы пока будем ходить. За них, для них и для себя, конечно. Мы помним - и это главное.

Анатолий Джулий