карта сайта
Турклуб «Вестра» > Творчество > Безенги

Безенги

За годы занятий туризмом я облазил почти весь Кавказ. Нет, не самыми сложными перевалами, и в самых разных походах - от первой до пятой категории сложности. От Архыза и до Чегемского ущелья, от Казбека - и дальше на восток почти до Каспия. Побывал как-то и в Дигории. "Нетронутым" оставался участок Главного Кавказского хребта с названием Цей-Караугом и Тепли-Джимарай. И Безенги...

Джангитау и Катын

В Районе ледника Безенги и окружающих его хребтов сосредоточенна большая часть кавказских пятитысячников. В Главном Кавказском хребте это массив Шхара-Джангитау-Катын, последний из которых лишь немного не дотягивает до пяти тысяч. Этот участок хребта обрывается на север крутыми склонами, получившими название "Безенгийская стена". С другой стороны ледника Безенги, параллельно Безенгийской стене, возвышается еще один "забор" из пятитысячников, технически несомненно, более сложный - это Дыхтау-Пушкина-Мижирги. Чуть восточнее, немного в стороне, лежит массив Коштан. Вот такой "звездный" угол Кавказа, который я представлял себе немного только по туристским отчетам и альпинистским описаниям.

Коштан, Дыхтау, Шхара

В 1994 году, когда у меня не было времени на серьезный маршрут, а была лишь возможность вырваться на пару недель на Кавказ, мы решили - а почему бы не заглянуть наконец в Безенги. Мы - это я и Наташа - все, что на тот момент осталось от моей группы после прошлогоднего траверса п. Гармо. Из нашего клуба (который сейчас называется "Вестра") туда же заезжало много народу - каждый со своими целями. Мы хотели просто погулять, осмотреться и при удачном стечении обстоятельств сходить на Дыхтау.

Стандартный маршрут Москва-Минводы-Безенги, и мы выгружаемся в альплагере. Осматриваемся, гуляем по окрестностям. И тут я понимаю, что вокруг меня - маленький кусочек Памира. Как будто попал в родные места. Думаю, на Кавказе больше нигде нет такого ледника, так похожего на Памирские - ровное тело с дорожками морен, как дорога с разметкой. А вокруг - Вершины... Отсюда, из лагеря, самый впечатляющий вид открывается на в. Гестола - ровную снежную пирамиду.

Катын и Гестола

Пока у нас день отдыха посте приезда, решили устроить скальные занятия на скалодроме альплагеря. Пришли, повесили веревку на старые "морковки", и я полез. Тут следует сказать, что альплагерь уже много лет не работал как учебный центр, поэтому скалодром эти годы не чистился. Я же, считая, что это нахоженный рельеф, просто пошел вверх, даже не пытаясь проверять зацепки. И в верхней части подъема оторвался вместе с плитой - там образовался такой откол-нашлепка, который при первом же нагружении вместе со мной ушел вниз. Страховал меня Андрей Пименов. Плита в полете, естественно, раскололась на части и накрыла тех, кто был в низу. Результат - двое пострадавших (Андрею раздробило колено, Кате досталось камнем в грудь). Я все это наблюдал, как в замедленной съемке, находясь в общем-то в полете. Правда, Андрюха меня все же удержал, иначе пострадавших было бы три. Такое у нас получилось начало - со спасов. Катя отделалась ушибом и царапинами, а Андрюха потом восстанавливался больше года. Резюме - доверяй, но проверяй. Горы везде остаются горами.

Мы начали строить планы на наши две недели. Для разминки и акклиматизации решили пройти колечко из нескольких перевалов. Выбор пал на Крумкольский провал (3Б) с последующим возвратом через Спартак-МВТУ - связка из двух перевалов 2А. Почему Крумкольский провал? Мне очень хотелось пройти перевал 3Б на Кавказе, причем достаточно часто посещаемый, и заодно показать, что количественный состав группы - не самая важная часть похода. Чтобы сравнить с аналогичными перевалами Памира-Тянь-Шаня. Дело в том, что практически все раннее пройденные мной перевалы 3Б были первопрохождениями, а единственная раннее пройденная 3Б - это перевал Западное седло Хан-Тенгри на Тянь-Шане, подъем на который идет по маршруту 5А (альп.), и поэтому вряд ли может служить эталоном перевалов данной категории.

В библиотеку альплагеря мы почему-то не пошли, хотя почти наверняка нашли бы там необходимые материалы по маршруту на п. Тихонова, нижняя часть которого и есть подъем на перевал. Из московских туристов, представляющих район, здесь был Леша Пигулевский, который и дал нам консультацию по прохождению ледопадов ледника Мижирги. Так, со скудным запасом информации мы отправились в свое кольцо. Перевал Крумкольский провал соединяет ледник Мижирги с ледником Крумкол, и между этими ледниками это самый простой перевал. На сегодня там пройдено еще два перевала - это Крумкол - вариант прохождения перевала Крумкольский провал через п. Крумкол, более сложный, но и более безопасный, и перевал Памяти - хорошая 3Б между п. Крумкол и Мижирги, пройденная командой из Санкт-Петербурга.

Надо сказать, что погода в районе традиционно плохая, т. к. все эти "жемчужины", превышающие 5000 м, ловят все, что тащит с моря, да и из-за собственных испарений (оледенение здесь мощное), наверно, тоже возникают локальные катаклизмы. Поэтому здесь не все и не всегда получается так, как хочется. На кольцо мы заложили пять дней. Впервые шли на газу, поэтому запас газа взяли с избытком. Выходим и удаляемся в "автономное плавание", удаляясь от людей. Постепенно все затягивает густым туманом, и вскоре мы перестаем понимать, куда идем. В конце концов падаем на травке боковой морены ледника Мижирги на ночлег. На прогулку мы взяли полный набор снаряжения - и ледового, и скального. У нас одна основная веревка, и еще 50 м стропы для продергивания веревки, которую в походах использовали в основном с ледобуром-самовывертышем. Так что пройти готовы где угодно.

Ледник Безенги и безенгийская стена

Утром погода хорошая, мы втягиваемся в ледопад ледника Мижирги. Так как "утюг" и осыпной кулуар, ограниченный скальным контрфорсом, я представлял плохо, мы гораздо раньше свернули влево-вверх, в обход ледопада. Выскочили на скалы. Сверху уже видно, где нужно было идти, но мы не торопимся, снаряжения хватает, поэтому идем вверх по скалам, используя в основном закладки. Хорошее лазание по сухим скалам, на уровне Крымской двоечки-троечки. После 4-5 веревок вышли на осыпную полку и пошли траверсом в сторону "утюга". "Утюг" - это скальный уступ, подпирающий правый борт ледопада ледника Мижирги. Слева по ходу на "утюг" можно подняться по осыпному кулуару, позволяющему обойти наиболее рваную часть ледопада ледника Мижирги, где мы и должны были подниматься. Теперь же мы гораздо выше и до "утюга" нам еще нужно сделать приличный траверс скально-осыпных склонов. На ручье, стекающем с небольшого круто падающего ледничка, встаем на обед, хотя время уже ближе к вечеру. Пока на горелке закипает вода, делаю разведку - впереди - скальный контрфорс, который следует перевалить, чтобы попасть к "утюгу". Подъем на него довольно простой, а вот спуск - это несколько "дюльферов". Дальше нужно идти к жандарму "медведь", и там ночевать. По времени участок от "утюга" до "медведя" довольно короткий, поэтому и прохождение контрфорса решили отложить на утро. Когда шел назад, сверху сыпануло - здесь вытаивают камни из ледника. Здоровый "чемодан", где-то пол метра, прошел в 10 см над горелкой с кастрюлей и врезался в мой рюкзак, на котором лежала поларовая олимпийка. Рюкзак снесло метров на пять, а олимпийка стала "в дырочку", т. е. вся в пробоинах по всей спине. Хорошо, что она была не на мне в этот момент. Бивак ставим в стороне, под скальной стенкой - здесь не достанет.

На утро погода хорошая. Переваливаем контрфорс, дюльферяем, оставляя крючья, и вскоре выходим на "утюг". Где-то к обеду вышли на площадки под жандармом "медведь". Погода портится, начинает сыпать крупа. провешиваем веревку по гребню контрфорса и ставим бивак. Дальше довольно быстро становится практически темно и начинается совершенно жуткая гроза. Хорошо, что мы под жандармом. Молнии, грохот грома. Зато с водой проблем нет. Гроза продолжается до конца дня, затем всю ночь и весь следующий день. Только к вечеру все утихло. Сыпалась крупа, которая на склонах не задерживается, а практически сразу стекает вниз.

Поднимаемся рано утром. Мороз, погода ожидается хорошая. Начинаем лезть на перевал. По снежно-ледовому ребру п. Тихонова поднимаемся почти до скал, откуда уходим вправо через ледовый кулуар под бергшрунд, и дальше через бергшрунд еще несколько веревок по сорокаградусному льду на перевал. Единственное неудобство - это косой подъем, т. к. выход на седловину идет вправо-вверх. Вскоре мы на перевале. В туре - записка группы одесситов под руководством Саши Венгера (моего однокашника по институту и турклубу "Романтик"), и несколько "дукатов" с одесской юморины. Надо же было снять эту записку именно мне. Изначально я не собирался забирать записку, но такой "трофей" я не оставлю. Поэтому лихорадочно ищем, на чем бы написать свою. В конце концов пишем на обертке от перевальной шоколадки.

Спуск с перевала - 400-метровый снежно-ледовый кулуар, градусов сорок крутизной, потенциально лавиноопасный. Попробовали склон - вроде нормальный, еще рано, солнце склон не осветило, начинаем спуск. Вдвоем это довольно быстро - крутим бур со стропой, наматываемой на его тело - так готовится самовывертыш из обычного длинного ледобура, вешаем веревку, спускается Наташка, потом я, дергаем за стропу - и все это прилетает к нам. И т. д. Через пару часов мы на верхнем плато ледника. По описаниям, которые я когда-то читал, ледопад ледника Крумкол проходится вдоль левого борта. Нам это не интересно, решили для разнообразия просмотреть правый борт. Ныряем по краю ледопада, то выбираясь на скальные склоны правого борта, то переходя на лед. Пока не упираемся в совершенно жуткий сброс. Уже вечереет, с веревками работать времени не остается. Решили вернуться обратно. Пройти по правому борту все же можно - нужно было уходить дальше вправо, на маршрут 3Б (альп.) на п. Крумкол. В нашем случае (это просмотрели уже снизу) можно было пройти траверсом по льду немного влево, и дальше вниз где-то одну веревку до пологого льда. Обратно на плато вышли почти в темноте. Пошел снег. Ставимся, готовим ужин. Снегопад усиливается, начинается гроза. И снова всю ночь и весь день. Очередные сутки сидим, периодически откапываясь. Снегопад такой, что в какой-то момент проспали очередную перегрузку палатки и у нас лопнула титановая стойка. Поставили лыжную палку.

После отсидки утром идем уже классическим вариантом, вдоль левого борта. Ледник здорово подтаял, проходим по каким-то ледовым соплям, прыгаем через разрывы и т. д. Рельеф в общем то привычный. Спускаемся на ледник и уходим на боковую морену. Здесь устраиваем себе полудневку - нужно высушить промокшие вещи.

На следующий день идем под перевал Спартак, по очередному ледопаду. На ночлег встаем практически под перевалом. А утром поднимаемся на перевал, траверсируем под склонами в. Башхаауз на седловину перевала МВТУ, и спускаемся вниз. На леднике Безенги - чьи то свежие следы. Это нам здорово помогло, т. к. описаний этой части маршрута я не видел никогда, и если бы шел самостоятельно - просто пошел бы через ледопад. А там не совсем просто. Во всяком случае, идеи лезть на склоны правого борта ледника у меня не могло возникнуть. А так по следам мы не спеша спускаемся к хижине. Рядом с ней - очередной бивак. Изучаем то, что мы уже пройти не сможем - вместо пяти дней мы проходили десять, и скоро нам пора домой. Вокруг - маршруты на Дыхтау, Шхару, Джангитау и др. И сумасшедший вид на Безенгийскую стену. А нам пора домой.

Праздник желудка. Белые грибы в сковороде пограничников, застава Башиль, 1999 год. Праздник желудка. Белые грибы в сковороде пограничников, застава Башиль, 1999 год. Праздник желудка. Белые грибы в сковороде пограничников, застава Башиль, 1999 год.

Помечтаем? И для туристов, и для альпинистов район Безенги очень привлекателен. Здесь можно ходить маршруты любой сложности, и все еще есть возможности для первопрохождений, что показал опыт последних лет. И шесть из восьми Кавказских пятитысячников. Интересными задачами для туристских походов в районе являются восхождения на пятитысячники и траверсы. Траверс Безенгийской стены - несомненно достойное мероприятие. В туризме подобные препятствия оцениваются, как 3Б*. Из той информации, которой я располагаю, впервые в рамках туристского похода траверс стены был пройден командой из Риги где-то в начале девяностых, повторно - Олегом Фомичевым от Шхары до Ляльвера, затем в 1998 году командой из Ростова-на-Дону под руководством С. Кабанова - этот маршрут занял тогда первое место в чемпионате России. Они поднимались на перемычку Сандро (перевал Ленинград, 3Б) и траверсировали до в. Ляльвер. Олег Фомичев в прошлом году в рамках похода поднялся на Коштан и Джангитау. Траверс брата-близнеца Безенгийской стены - Дыхтау-Мижирги - туристами пока не пройден. Думаю, и альпинистами он проходился не часто. Увлекательная задача. Большой объем скальной работы. И в середине торчит п. Пушкина - наверно наиболее редко посещаемый пятитысячник Кавказа. Альпинисты последние десятилетия траверсы на Кавказе не ходят - за время одного траверса можно "набегать" 2-3-4 маршрута той же категории, если не больше, и подобный подход им представляется более привлекательным. Поэтому траверсы вполне закономерно "перекочевали" в туризм. У нас в любом случае за месяц реально пройти только одну "шестерку", и любой такой траверс будет ее украшением. Еще одна занимательная и серьезная задача - это подняться на все пятитысячники Безенгов в рамках одного похода. Идея трудно выполнимая, но теоретически возможная. Чтобы получился полноценный маршрут, что-то нужно будет идти в траверсе. Эта задача витает в воздухе уже больше десяти лет, только вот исполнитель пока не появился. Интересно, в альпинизме были случаи прохождения всех пятитысячников за сезон?

А мы - мы спускаемся в альплагерь. Через десять дней вместо пяти. В лагере встречаем Лену Титкову, с которой много лет назад я начинал ходить в сложные походы. Она рада, т. к. уже потихоньку начинала выяснять, как в альплагере организовываются спасработы. Все-таки опоздали мы на пять дней. И нам уже пора уезжать. А в сердце останутся эти вершины. И еще одно место, куда надо вернуться. Обязательно, когда-нибудь. Даже если просто посидеть на травке и посмотреть вокруг. Ну, а 3Б можно ходить и вдвоем. Главное, чтобы партнер был хороший. Хотя Крумкольский провал - очень условная 3Б, я бы сказал, что это, скорее, хорошая 3А. По оценкам других руководителей, которые я слышал, без прохождения ледопада Мижирги это 3А.

А. Джулий, 2002 г.

Анатолий Джулий