карта сайта

Описание аварии и ПСР в коммерческом туре от лица клиента

Обсуждение любых тем, не попадающих в другие разделы.

Модератор: Модераторы

Описание аварии и ПСР в коммерческом туре от лица клиента

Сообщение Alexander Ivanov » 14 янв 2018 (Вс), 12:35

http://porusski.me/2017/11/19/022-elbrus-krasota/

День 4. 19 января, часть 1
Примерно в 5:20 мы проснулись от громкого звука, времени разобраться, что произошло, не было, затем последовал грохот, хлопок и удар. Палатку с сильным ускорением сорвало с места и потащило вниз по склону. В тот момент понять, что происходит и куда мы движемся, было крайне трудно. Но звук трущегося синтетического покрытия палатки по снегу я не забуду никогда. Мы неслись вниз примерно 10 секунд, по ощущениям скорость была приличной. Весь рельеф склона ощутил своим телом. В какой-то момент мы подскочили на кочке, и ощущение трения о поверхность пропало. Трудно описать впечатление от свободного падения в полной темноте, спеленутым в спальник, спросонья, когда ничего от тебя не зависит. В голову в этот момент приходили мысли об обрыве, о том, что мы разобьемся, потому что летим вниз. В реальности это длилось от силы секунду, но ощущения жуткие. Подскочив в последний раз, мы стали замедляться; все вещи, которые были в палатке, собрались в один ком, Саша прилетел следом, так как он был позади меня по ходу движения. Все это рухнуло на меня, мы остановились, и нас догнала волна снега, засыпав окончательно. Каким-то чудом стенки внутренней палатки не разорвались, и нас завалило вместе с ней. Мы стали кричать друг другу, Саша был рядом и сказал, что с ним все нормально, мы стали вместе звать Виталика, он спал первым по ходу движения. Но он не отзывался. Мы кричали изо всех сил, но ответа не последовало. Пошарив рукой в темноте возле себя, в том месте где он лежал, я с ужасом почувствовал лишь холм из снега и кусок коврика, который уходил вглубь. Решив, что его закопало, я стал руками копать снег, погружаясь все глубже, но ничего не было. В этот момент мы услышали слабый крик – слава Богу, мы не одни. Мы кричали ребятам, чтобы они помогали нас откапывать, но никто не шел. Потом мы поняли, что отзывается один Виталик.
Я включил фонарик – хорошо, что он лежал внутри спальника; помогая друг другу, мы кое-как спихнули с себя часть снега. Саша спал в внутренних ботинках (такие валенки, как в сноубордической обуви), ему удалось выбраться наружу и сгрести снег с меня. Мои ботинки стояли под тентом, в тамбуре палатки, поэтому их нигде не было. Вообще, до низу доехало только то, что было внутри палатки, остальное снаряжение исчезло без следа.
Мне удалось встать и оглядеться. Думаю, картина, увиденная мной, надолго останется в моей памяти.
Чернильная темнота ночи, я стою посреди сугроба в одном термобелье, в свете фонарика видно лишь след, который оставила наша палатка, когда скользила по склону, в конце него прямо на снегу сидит Виталик (тоже в одном термобелье и носках), склонив голову и обхватив ее руками, из носа струйкой течет кровь. И тишина. Снег. Крупными хлопьями он валится с неба, закрывая обзор. Один снег вокруг. Все белое. Видимость – 10 метров от силы. Снег, темнота и тишина…
Рядом голыми руками Саша откапывает какие-то вещи, достает и кидает в сторону. Долго «наслаждаться» видом было нельзя, ибо снег засыпал, на улице был ноль, и стоять в одной майчонке было крайне свежо.
Быстро надевая на себя все, что удавалось найти, мы продолжили копать, доставая коврики и рюкзаки из под снега. Мне приходилось стоять на одном месте, поскольку я все еще был в одних носках. Через некоторое время обнаружилось еще два валенка, которые я и надел.
Вдруг мы заметили свет фонарика, к нам приполз Стас. Он был более или менее одет, но в одном ботинке и носке. Он сообщил нам, что Саша (гид) очень сильно ударился о камень, когда они летели, и теперь лежит выше по склону и не может пошевелиться. Он сказал, что пойдет за спасателями, мы дали ему чехол от спальника, который валялся тут же, чтобы он обернул ногу.
Будильник, кстати, сработал, через некоторое время после того, как ребята выдвинулись вниз, но никто не спал и долго еще не уснет в этот день.
Так мы остались втроем ночью на склоне.



День 4. 19 января, часть 2
Я накрыл Виталика своим спальником и пересадил на коврик, продолжив раскопки вокруг того, что осталось от нашей палатки, все что было теплое отдавал ему, непромокаемое надевал на себя. Снег валил без остановки. Найдя пару термосов и обнаружив в одном из них остатки вчерашнего киселя, дал ему обезболивающих и вместе с термосом отправился к Саше. Снега было выше пояса поэтому идти по нему не представлялось возможности, без снегоходов ты проваливаешься по пояс и снег забивается в штаны. Пришлось ползти вверх по склону. Метрах в двадцати я нашел Сашку, лежащего на коврике в спальнике. У него сильно болела спина от удара, чувствительность ног была, но шевелить чем- либо было адски больно. Дав Саше попить, я поискал вещи вокруг него, найдя еще один спальник и кусок их палатки — накрыл его. Так же из ценного удалось найти пару теплых вещей. Я был как бомж: нашел варежку- надел, нашел бахилу на ногу- надел, соорудил из обрывка какой-то веревки завязку чтобы снег не попадал в штанину. Знаете, такое чудо найти пару шерстяных носков прямо в снегу. Запас их, потом отдал Виталику. Под руку попадались какие-то флиски, шапки, еще что-то. Все это я отдавал Саше и он запихивал внутрь своего спальника, для тепла. Накормив его обезболивающим, я пополз обратно строить укрытие.
Я вытоптал площадку на склоне и из куска нашей палатки сделал укрытие, к сожалению ни одной палки или дуги не нашлось, поэтому нам пришлось с Виталиком забраться внутрь и держать «потолок» собой. Это был, наверное, самый убогий в мире «дом», но он защищал нас кое-как от снега и на том спасибо. Мы взяли все найденные спальники, надели всю одежду и устроились внутри.
К сожалению, собраться в одном месте не было возможным, т.к. Саша испытывал дикую боль от малейшего движения и тащить его вниз было нельзя, тогда мы боялись что у него травма позвоночника. А Виталика тащить наверх было нельзя поскольку он практически ничего не видел и был без обуви, а снега было столько, что пришлось бы ползком добираться. Из-за этого мы оказались разделены. В общем итоге нас снесло метров по 150 с места стоянки, но нашу палатку отнесло чуть ниже и немного в сторону.
Устроившись таким образом, мы обсуждали сколько потребуется спасателям, чтобы добраться до нас. Мы считали время, складывали часы, ну час-два чтобы спуститься, час им собраться, и часа три чтобы дойти до нас, все-таки спасатели идут быстрее нас и им не потребуется целый день чтобы дойти до места стоянок, как нам, и предполагали что часам к 12 за нами придут. В этот момент мы были оптимистами. Супер-оптимистами.
Потянулись долгие часы ожидания. Мы полулежали под тентом и слушали как падает снег, с тихим шуршанием он покрывал все вокруг. Приходилось постоянно стряхивать тент и проветривать, чтобы не задохнуться от нехватки кислорода в замкнутом пространстве. Таких случаев очень много, когда люди засыпают в палатке зимой и ее заваливает снегом.
Через некоторое время я выбрался навестить Сашку, сползал к нему, очистил от снега, у него оставалось только небольшое отверстие для дыхания и обзора. Он лежал на боку и смотрел вперед. Он стал немного лучше себя чувствовать, возможно от обезболивающих. Мы обсудили наши перспективы, решили, что скоро за нами придут, вот прям с минуты на минуту.
На улице еще немного потеплело, и снег превратился в снегодождь. Вернувшись к себе уже мокрым, я долго не мог согреться. С тента постоянно текла вода, которая просачивалась через материал, не предназначенный для противостояния такому количеству осадков. В итоге вода капала постоянно, все постепенно становилось мокрым.
Мы сидели и ждали. Вода текла. Никто не шел. Скоро у нас появились «галлюцинации» — нам постоянно казалось, что мы слышим звук шагов или разговор. Поспать не удавалось из-за текущей на лицо воды и мыслей, что не хватает кислорода под тентом. Короче, время тянулось настолько медленно, что можно было сойти с ума. Пить хотелось нещадно, к сожалению все термосы, которые мы нашли были пустые.


День 4. 19 января — часть 3
К 18 часам еще похолодало, мы лежали рядом в спальниках, пытаясь согреться. Виталик начал дрожать: близость снега даже при слабом морозе, целый день почти без движений, кровопотеря и травма здоровья и теплоты не добавляют совсем. Весь день он держался молодцом, ни малейшего ропота я от него не слышал. Мы старались сохранять позитивный настрой, несмотря на все неудобства. Время от времени мы говорили о чем-нибудь, но все равно внутреннее напряжение сказывалось, постоянно находились в режиме ожидания. К концу дня мы стали волноваться, как бы не сошла еще одна лавина, поскольку снега было просто невероятно много… Саню посещали такие же мысли.
Совсем стемнело. И тут мы в очередной раз «услышали голоса». Сначала подумали, что показалось, как обычно. Но через секунду сообразив, что «кажется» обоим одновременно, мы замерли и вдруг услышали еще раз. Мы резко скинули наш «дом», приподнялись и увидели выше по холму группу людей. Это было очень неожиданно! Из-за идущего снега слышимость была на грани, поэтому было очень странно увидеть посреди белого «ничего» сразу 15 человек, стоящих в 30 метрах от тебя с фонарями и со снаряжением, особенно если учесть, что ты весь день прислушивался ко всем звукам.
Сказать, что мы были рады, – не сказать ничего. Нас тоже заметили, и к нам «подплыл» спасатель. Оказывается, они сначала нашли Сашу, начали перекладывать его в специальные санки-акью, спрашивали его, где мы; он объяснил, но наше укрытие было чуть ниже по склону, в низине, сразу заметить нас было нереально, учитывая снег и темноту. Он рассказал: когда его перекладывали, по рации поступил приказ, что если в течение 15 минут нас не находят, то срочно всем надо покинуть склон. В итоге мы сами «нашлись».
Быстро уложили спальники, ребята соорудили Виталику «обувь» из чехлов от чего-то. У него забрали рюкзак, чтобы было полегче идти. Его глаза совсем заплыли, в одном осталось только узенькая щелочка. Я не представляю, как с таким обзором ему удалось спуститься. Сашу в это время погрузили в акью, накрыли всем, чем можно, и привязали. Начался долгий спуск вниз. Спасатели вытянулись в линию и спускались друг за другом. Сначала человек 5 тащили акью, как бурлаки, – им было невероятно тяжело, затем шел я, сзади меня – Виталик, сопровождаемый несколькими спасателями; они освещали ему путь, чтобы он хоть что-то видел.
Поначалу было очень трудно идти. Ребята топтали тропу в снегоступах, и мы все равно проваливались постоянно, делаешь шаг – по пояс, выбираешься, выставил ногу, оперся – вроде нормально, начинаешь переносить вес – опять провалился или упал на бок. Так мы месили снег, наверное, час, пока не спустились чуть ниже, где стало выполаживаться. Под нами то и дело ломалась фирновая доска. Все сразу ощущали эту «дрожь земли», вокруг расползались трещины.
Потом тропа пошла поплотнее, и идти стало полегче. Примерно через 3 часа хода мы дошли до домика пастуха, где нас встретил пожилой мужчина с чаем. О, это было прекрасно. Последний раз мы пили почти сутки назад. Это был чудо-чай.
Перекусив и погревшись немного у небольшой печки, мы отправились дальше.
В общем, примерно в 23 часа нам удалось спуститься вниз к дороге, где нас ждали две бригады службы медицины катастроф и машины спасателей. Вся мокрая одежда на нас стала колом, я был похож на замороженную капусту – приходилось отрывать слои одежды друг от друга. Осмотрев нас всех, врачи приняли решение срочно госпитализировать ребят. Стас поехал с ними, а меня с рюкзаками спасатели подкинули до гостиницы, где встретил Саша и Алена с Лешей. Они за нас очень переживали. Я принял душ и переоделся во все сухое. Это было, как баунти, – райское наслаждение, только без пляжа и пальм.
Кратко расскажу, что происходило, когда ребята ушли от нас. Они почти бегом, насколько это возможно, по пояс в снегу выбирались в сторону поселка. Тропили дорогу по очереди. У них был один фонарь, ориентиров видно не было, поэтому шли по навигатору, под ногами постоянно трещал фирн, шли от камня к камню. Очень долго не было связи. Спустя примерно 2,5 часа им удалось дозвониться до спасателей и объяснить ситуацию. Они продолжили спускаться, напомню – Стас был почти босиком. Примерно в 9 часов была организована поисково-спасательная операция. Стас с Сашей спустились к дороге и ждали спасателей возле точки начала маршрута почти час, чтобы дать пояснения, как нас искать. В 11 спасатели вышли на маршрут, а ребята отправились в гостиницу, Стас переоделся, взял вещи и поехал в штаб МЧС для помощи в координации спасработ, а оттуда вышел навстречу нам, но его вернули спасатели.
С 11 до 18 спасотряд пробивался к нам на высоту 2700 м. Обильный снегопад сильно усложнял дело. Но ребята справились.
Вот так и закончился этот длинный день. 19 января. День рождения пятерых восходителей!
Alexander Ivanov
Завсегдатай
 
Сообщения: 1030
Зарегистрирован: 2 ноя 2005 (Ср), 19:18
Откуда: ЛЕРАКТ

Вернуться в Общение

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1